Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ПРОЦЕССЫ РЕСТИТУЦИИ СОБСТВЕННОСТИ В ПОЛЬШЕ
 
Говоря о процессах реституции собственности в странах бывшего соцлагеря, в первую очередь надо обратить внимание на фундаментальные разницы в функционировании и становлении права в странах стабильной демократии и в странах центральной и восточной Европы проходящих трансформацию государственного строя. Хотя демократические процедуры создания закона не очень сильно отличаются, то их суть совершенно различная. В странах стабильной демократии сначала появляется общественно-экономическая проблема, которую члены обществ пробуют решать на основании традиционной нравственной системы, по аналогии с существующим законом и согласно повседневному опыту людей. Таким образом возникает решение, которое минимальным образом расстраивает существующую систему права. Такое решение, после обсуждений, получает правовую санкцию парламента. Возникающий таким образом закон, является частью связанной системы стабильного правового порядка, имеющего непосредственное отношение к нравственной системе общества.

В странах проводящих трансформацию государственного строя, создаваемый закон не отражает сознательных потребностей общества, основанных на его ежедневном опыте, а является результатом интеллектуальных, довольно абстрактных анализов касающихся того, как создать демократическое рыночное государство. Конечно в большинстве пост-коммунистических стран существует общественная поддержка для проведения перемен, но она основана на довольно туманных представлениях о функционировании демократии и рынка. В США, Германии, Франции живётся лучше.

Подводя итоги можно сказать, что в стабильных демократических условиях новый закон является продуктом существующих общественных отношений, так как в пост-коммунистических странах он составляет инструмент проведения перемен в этих отношениях.

Как бы ни было, такой закон имеет много общего с революционным законом и в нём трудно выполнить требования, которые ставятся перед правовым государством. Это особенно трудно, когда вопрос касается таких основных общественных отношений, как отношения собственности. Когда мы говорим о реституции собственнических прав, то конечно вопросы неретроактивности права и прав приобретённых надо оставить в стороне. К этому относится тоже проблема приобретательской давности.(В польском гражданском коде приобретение права собственности на недвижимость в силу давности владения действует после двадцати лет в случае доброй воли и тридцати лет в случае недобросовестности). Каким образом оценивать ипотечный долг обременяющий недвижимости? (До войны, после Большого Кризиса статистически около 70% недвижимости в Варшаве было обременённых ипотечным долгом до полной своей ценности. После войны гпотечные книги редкостью остались). Как оценивать выгоду от национализированного или коммунализованого имущества? И так далее.

Таким образом приготовить закон о реституции или возмещении собственности согласно цивилизованным правовым стандартам очень трудно и к этому вопросу я вернусь попозже. Тем не менее, не смотря на отсутствие соответствующего закона, процесс реституции или возмещения имущества всё равно происходит или путём мирного соглашения, что хорошо, или путём корумпирования чиновников, что конечно анархизирует польскую экономику.

Как к этому пришло? Дело в том, что проблемы национализации после 1944 года регулировало 16 нормативных актов законного ранга (столько нашёл), не считая подзаконных актов. Не вникая в тонкости можно сказать, что все они характеризовались очень широкой сферой факультативности. В отдельных случаях административная власть, причём довольно низкого уровня, могла употреблять закон расширяюще. Надо добавить, что это были сталинские времена и, когда приходили люди из Управления Безопасности, то никто у них не спрашивал законное основание, только бежал с семьёй рад, что его не избили, не пытали или даже просто не убили. Таким образом в огромном количестве случаев процесс национализации происходил с грубыми нарушениями права. В современной Польше можно, во-первых, обжаловать решение о принудительном отчуждении принятое с нарушением права. Во-вторых, если такое обжалование внесено, недвижимость не подлежит экономическому обороту. И так вы можете обращаться в соответственное ведомство за отменой незаконного решения. Этот административный путь открывает возможность всяческой патологии - с фальсификации документов (бывшее еврейское имущество в Кракове) вплоть до всеобщей коррупции. Обыкновенно происходит это таким образом, что бывшие владельцы или их наследники продают свои права соответствующим фирмам или адвокатским канцеляриям, а эти, уже себе только ведомыми путями, доводят дело до конца.

Например в половине девяностых годов ко мне обратились бывшие владельцы очень шикарного дома в центре Варшавы с жалобой, что уже два года они не могут получить решение о его возврате. Так как существовала полная документация и дело казалось вполне однозначным, я решил вмешаться. После двух лет переписки моего бюро с разными ведомствами, министрами, президентом города, дело не двинулось с места ни на шаг. Тогда обратившиеся ко мне люди решили продать свои права одному из польских олигархов. С тех пор в три месяца дело было окончено.

Вот на прошлой неделе вся Варшава была потрясена следующим скандалом: Управление Города передало строительные участки стоимостью в 140 млн. злотых фирме Эхо Инвестмент, которая приобрела права на них за 1 млн. злотых от другой фирмы, ссылающейся на своё довольно сомнительное непрерывное существование ещё с довоенных времён.

Какому количеству граждан удалось таким путём восстановить утраченные права, а в какой части мы имели дело с чистым мошенничеством, не берусь оценить.

Конечно, получив административным путём отказ реституции имущества, мы можем ещё искать удовлетворения своих притязаний перед административным судом. Независимо от окончательного результата, вся административная и судебная процедура может длиться годами. 10 лет это совсем немного. Но одновременно идёт экономическая жизнь страны, для которой такие сроки неприемлемы и это создаёт возможность легального мирного соглашения.

Вот вам пример. В Варшаве, в центре города, на площади Пилсудского мировой известности фирма хочет построить пятизвёздочную гостиницу. Она не может приобрести участок от города, так как бывшие собственники заявили свои права. Ждать годами решение не имеет смысла, коррумпировать чиновников угрожает скандалом. Таким образом фирма приступает к переговорам с бывшими владельцами. Те отказываются от своих прав. Фирма покупает участок от города и в ближайшее время откроет уже построенную гостиницу. Это возможно, если фирма богатая, солидная, а требования бывших владельцев в разумных границах.

Патологические явления упомянутые выше указывают на необходимость введения любой, но однозначной правовой регуляции - хотя бы для наведения правового порядка. Но это оказывается в Польше проблемой очень сложной. По сравнению с другими пост-коммунистическими странами, к которым относятся те же самые проблемы национализации, отсутствия правосудия, государственного террора, Польша характеризуется ещё двумя особенными чертами.

Во-первых, вся страна после Ялтинского договора "переехала" 500 километров на запад, что конечно не имело ничего общего с сознательной волею Поляков. Но таким образом возникла, с одной стороны, проблема имущества польских граждан оставленного за так называемой чертой Керзона составляющей польскую восточную границу, а с другой стороны -проблема имущества перемещенных на запад Немцев проживающих до 1945 года на территориях современной западной Польши. Таким образом проблема чисто гражданского имущественного права усложняется международными аспектами.

Во-вторых, на территории Польши происходили очень сильные военные действия, а Варшава после восстания 1944 года просто не существовала. Даже в Сталинграде, где военные действия разрушили весь город, оставались отдельные дома. В Варшаве оставшиеся дома были сознательно и методически взорваны.(Конечно даже преступные идеи не выполняются идеально. Окончательный результат был таким: во всей Варшаве уничтожено было 90% всей застройки; это значит, что остались частично периферийные районы, зато в центре города оставшиеся дома разделяли километровые расстояния). И если даже я в состоянии разрабатывать проекты реституции или возмещения собственности скажем в Кракове или в чешской Праге, которые после войны оставались целыми, у меня нет каких либо идей, как справедливо решать этот вопрос по отношению к Варшаве. Как определять ценность строительных участков покрытых до высоты первого этажа руинами, когда кругом было то же самое а никакая городская структура не существовала.

Вот вам пример. Есть в Варшаве такой район, вблизи парламента, в котором сейчас живу, который называется Повисле. Он находится 5 минут от самого центра и до войны был сильно застроенный. После войны в нём осталось всего 10-20 домов и было принято решение устроить парк. Надо было убрать все руины, навезти землю, посадить деревня и кусты, развить клумбы и, таким образом, на высоком берегу Вислы возник парк площадью в 300-400 гектаров - значит 3-4 млн. квадратных метров.

Конечно вся эта территория до войны составляла частную собственность. Учитывая, что в этом районе квадратный метр строительного участка может стоить и до 500 долларов, то получается, что земельные участки этого парка стоят вместе 1-2 млд. долларов. Кто должен это платить. Те, кто построили парк и добились демократического рыночного государства тем, кто спустя 50 лет вспомнили, что у их восходящих было какое то имущество.

Как право на собственность сохраняется в условиях катаклизма, когда люди теряют право на жизнь. Для меня особенно интересно, как в Германии решался вопрос реституции имущества в таком например Дрездене, который тоже был во время войны полностью разрушен бомбардировками и на месте которого силами общества ГДР возник совершенно новый город, где отсутствовала частная собственность.

Исходя из сказанного, я сильно сомневаюсь, возможно ли создать закон о реституции и возмещении собственнических прав соответствующий стандартам демократического правового государства, который спустя 50 лет справедливо решал бы десятки, если не сотни тысяч очень сильно отличающихся между собой человеческих проблем.

Одновременно я уверен, что закон такой нужен для подавления возникающих на этом фоне патологических явлений коррупции и мошенничества. Надо тоже смело определить границы надежд, которые разные люди связывают с переменой строя.

Такой закон должен:

1. Наводить правовой порядок

2. Способствовать экономической эффективности

3. Учитывать финансовые возможности государства

4. По мере возможности справедливо решать типичные случаи избегая лишней казуистики.

Я ещё на минуту задержусь над вопросом финансовых расходов государства связанных с введением такого закона.

Во-первых, государство это не абстрактный субъект располагающий неограниченными финансовыми ресурсами. Это община всех граждан находящихся в сильно различном материальном положении, налоги которых создают бюджетные ресурсы.

Во-вторых, введение такого закона приведёт к перераспределению имущества, причём произойдёт это не по принципу обеспечения потребностей а по принципу абстрактной, не до конца реализуемой справедливости и удовлетворения требований правопорядка. В-третьих, очень трудно определить связанные с таким законом бюджетные расходы. Во время работы над таким законом в польском парламенте в 2001 году оценки экспертов расходились даже на порядок. Сколько людей заявят свои притязания. Сколько из них будет обладать достоверными документами. Это параметры, которые можно взять только с потолка. Конечно можно вводить различные искусственные ограничения, например короткий срок заявления о притязании, ограничение наследования только по прямой линии, частичное возмещение 30-50%, но такие ограничения очень трудно находят естественное обоснование.

Не мы первые встречаемся с такими проблемами. Когда в 1918 году возродилась Польша, такая проблема тоже существовала. Существовал вопрос конфискации имущества польских повстанцев 1863 года, которым то имуществом награждали русских военных подавливающих восстание. Существовал вопрос вытеснения польских крестьян в так называемой Великой Польше (окрестности Познани) в пользу немецких переселенцев.

Тогдашний польский парламент, независимо от имевшихся прений, не решился принимать закон реституирующий собственность. Надо сказать, что я лично не вспоминаю ситуацию, когда после большого исторического катаклизма, но французская революция, собственность восстанавливалась бы с помощью вполне последовательной юридической регуляции. Тем не менее, в Польше в 2001 году, во время правления либерально-консервативной коалиции, парламентом был принят закон "О реприватизации". Это по содержанию надо перевести как закон "О реституции и возмещении собственности". Принципы этого закона были следующие:

1. Он относился только к польским гражданам

2. Собственность возвращается а в случае невозможности возвратить её ценность в 50% возмещается казначейскими ценными бумагами

3. С помощью этих бумаг можно платить за всякое имущество приобретено от Государственной Казни

4. Оценка стоимости имущества проводится по принципу состояния имущества на дату национализации и современной рыночной цены

5. Ипотечное обременение и утрата выгоды от имущества не учитываются.

Этот закон, принятый парламентом, был отклонён президентом. Формальной причиной являлось ограничение закона только к польским гражданам. По сути дела проблема касалась сомнительности оценок расходов государственного бюджета.

Во время парламентского голосования пост-коммунистические депутаты и сенаторы голосовали против. Независимо от моего сильно диссидентского происхождения, я к ним присоединился. Идея о том, чтобы государство доплачивало 250 долларов за каждый квадратный метр парка, который люди создавали собственными руками на развалинах, казалась мне крайне несправедливой.

На протяжении ближайших двух лет Польшей будут управлять социал-демократы и сомнительно, чтобы они поставили вопрос реституции. В связи с кризисом можно считать, что в 2005 году власть поменяется, но 20% безработицы и проблемы связанные с вступлением в Евросоюз вытеснят проблематику реституции собственности на глубокий задний план.





ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ЕГО РЕСТИТУЦИЯ:

ОПЫТ ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКОЙ ЕВРОПЫ И ЗНАЧЕНИЕ ЭТОГО ОПЫТА ДЛЯ РОССИИ

Международный экспертный семинар




Фонд Конрада Аденауэра

Институт научной информации по общественным наукам РАН

Общественный комитет "Преемственность и возрождение России"

28-29 ноября 2003 г. Москва




--------------------------------------------------------------------------------


Доклад на конференции
"Реституция имущественных прав в посткоммунистической Европе"

http://www.netda.ru/konf/restitut/polska1.htm
 

Все фотографии и материалы получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав они будут убраны после получения соответсвующей просьбы. Информация и изображения представлены как познавательный материал.
Права на ретранслированные материалы принадлежат первоисточникам
©Copyright latkrim.sitecity.ru- All Rights Reserved