Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Время прощать долги (G-24)
 
Латвии везет. Каждый раз когда она оказывается на новом витке политико-экономического развития, ей начинают давать большие деньги. Часть из них, правда, со временем приходится возвращать. Но ведь это еще когда! Еще не дождавшись положительного голосования по вступлению в Евросоюз, латвийские власти уже сегодня потирают руки в ожидании будущих кредитных миллионов из Европы. И возникает стойкое ощущение, что когда-то это все уже было: ожидание, потом эйфория и тяжелое похмелье. Ровно десять лет назад в Латвию пришли первые европейские кредиты по линии G-24.


Как все начиналось

В Европейском союзе долгие годы существовал инструмент так называемой макрофинансовой помощи, который использовался в случае надобности для поддержки платежного баланса стран—членов ЕС. Однако с крушением соцлагеря и СССР ситуация изменилась, и в 1990 году макрофинансовая помощь ЕС была распространена на третьи страны: прежде всего Центральной и Восточной Европы, а затем и бывшего Советского Союза и Средиземноморья. Целью этой финансовой поддержки, как утверждалось в документах Евросоюза, было способствование усилиям правительств этих стран в проведении ими политических и экономических реформ и процесса их перехода к рыночной экономике.

Тогда же в ЕС решили, что весь процесс помощи не должен замыкаться только на Евросоюзе, он должен быть скоординирован среди 24 индустриально-развитых стран. Именно отсюда пошло и название — кредиты G-24. Как правило, предоставление этих займов связывалось с поддержкой экономических программ, которые страны Центральной и Восточной Европы осуществляли по соглашениям с Международным валютным фондом (МВФ) и Всемирным банком (ВБ).

приоритеты и критерии
Приоритеты Министерства экономики ЛР, которым должны были соответствовать проекты, претендующие на финансирование по линии G-24:
- развитие сельского хозяйства;
- развитие телекоммуникационной, транспортной и финансовой инфраструктуры;
- развитие энергетики;
- развитие наукоемкой промышленности;
- производство экспортноспособной продукции и услуг;
- развитие малого и среднего бизнеса.
Критерии Министерства экономики ЛР, по которым оценивались проекты:
- соответствие приоритетным целям;
- глубина переработки продукции;
- число создаваемых рабочих мест;
- качество разработанного проекта;
- возможности объема рынка и реализации продукции;
- производство импортозамещающей продукции;
- опыт претендента в конкретной отрасли.
Основной поток кредитов G-24 хлынул в Центральную и Восточную Европу в 1990—1994 годах. Позже макрофинансовая помощь ЕС в основном сконцентрировалась на балканских государствах, в особенности на тех, что образовались на месте СФРЮ (Югославии).

В Латвию первые кредиты G-24 попали во времена премьерства Ивара Годманиса. Распределялись ссуды в соответствии с правилами "Организация и условия финансирования кредитов G-24", принятыми 22 февраля 1993 года тогда еще Советом министров Латвии и дополненными 16 марта 1993 года.

С сентября 1993 года до марта 1995 года законодательной базой для рефинансирования новых кредитов G-24 и кредитов МВФ (МВФ-1 и МВФ-2) служили уже другие документы: правила Кабинета министров N42-r от 14 сентября 1993 года "Условия распределения кредитов G-24" и правила Кабинета министров N51 от 15 февраля 1994 года "О распределении полученных правительством Латвийской Республики иностранных кредитов". Этими документами свою лепту в раздачу финансирования внес Валдис Биркавс — именно он возглавил второе по счету правительство независимой Латвии.

Главной координирующей институцией по распределению зарубежной помощи и кредитов в Латвии в этих нормативных актах записали Комиссию по координации зарубежной помощи правительства Латвийской Республики. Дополнительно была создана Комиссия по распределению зарубежных кредитов, в состав которой включили по два представителя от Министерства экономики, Министерства финансов и Банка Латвии.

С марта 1995 года распределение зарубежных кредитов определялось правилами Кабинета министров N 44 от 7 марта 1995 года "О распределении полученных правительством Латвийской Республики иностранных кредитов". Это уже гайлисовская редакция — за это время в Латвии произошла очередная смена власти, и очередной кабинет сформировал Марис Гайлис. В этих правилах предусматривались два механизма распределения зарубежных кредитов. Первый — при посредничестве коммерческих банков, причем функции распределения и контроля возлагались на Министерство финансов. Второй — в соответствии с государственной инвестиционной программой, и тогда займы выделялись Министерством финансов при согласовании с Министерством экономики. В соответствии с этими же правилами Банку Латвии отвели всего одну функцию — обслуживать кредиты.

Умеренность и аккуратность


Ояр Кехрис: “Борьба за кредиты была очень острой”

В перечисленных выше документах была заложена схема, которая, по замыслу создателей, гарантировала, что все средства попадут исключительно в честные руки фирм и организаций, стремящихся развивать экономическую мощь Латвии.

Для начала кредиты поделили по размеру: до 3 млн. долларов и выше. Если потенциальный заемщик просил сумму до 3 миллионов, а коммерческий банк полностью гарантировал выплату кредита и процентов, тогда в Банк Латвии уходила заявка на кредит вместе с гарантийным письмом от банка, бизнес-планом и прочими документами. Потом проекты уходили в Комиссию по распределению зарубежных кредитов. Только на свое мнение комиссия не полагалась. К оценке претендентов на получение кредитов G-24 привлекались наблюдатели от международных организаций, представители государств-доноров, эксперты отраслей.

Отраслевые эксперты первыми изучали предложенные проекты. И к дальнейшему конкурсу отбирали только те из них, по которым планировалось производить продукцию или оказывать услуги, необходимые (по их мнению) латвийской экономике. Только проекты, прошедшие чистилище экспертов, приходили в саму Комиссию по распределению зарубежных кредитов, члены которой изучали их на соответствие критериям Министерства экономики.

Если потенциальный дебитор хотел получить более 3 млн. долларов, то тут схема прохождения инстанций была несколько иной. Прежде всего проект должен был получить положительный отзыв Минэкономики и Минфина. После чего он рассматривался и утверждался правительственными Экономическим и Финансовым комитетами и окончательно утверждался Кабинетом министров. Эти кредиты гарантировались правительством.

Рог изобилия


Янис Скварнович: “Кредит G-24 был направлен на модернизацию и на помощь молокопроизводителям“

Как рассказала Kb директор юридического департамента Госкассы Министерства финансов Латвии Сармите Юмите, общая сумма полученных Латвией кредитов G-24 составила 73,4 млн. долларов (42,6 млн. латов). Сюда входят займы от ЕС и двух фондов — шведского AB Svenska Exportkredit и финского Finnish Export Credit, на которые приходилось 21 млн. долларов и 4,2 млн. долларов соответственно. В то же самое время (1993—1995 годы) и по сути на аналогичные цели Латвия получила также кредит от МВФ — примерно 65,6 млн. долларов (38 млн. латов), поэтому в различных источниках информация часто дается вместе по кредитам G-24 и МВФ.

Итак, посчитаем. Из всех полученных кредитов G-24 и МВФ к 1 апреля 1997 года конечным пользователям было выдано кредитов на сумму 114,2 млн. долларов (66,3 млн. латов). Кредиты G-24 выдавались преимущественно на три года, а кредиты МВФ — на пять лет. Из этой суммы возврат 69,9 млн. долларов (40,6 млн. латов) гарантировало правительство (61% от всех кредитов), а 44,3 млн. долларов (25,7 млн. латов) — коммерческие банки. Причем только 9,5 млн. долларов (5,5 млн. латов) были гарантированы банками, продолжающими работать и поныне, — 8% от всех кредитов! Остальные гаранты — а это 31% от всех кредитов — обанкротились, по большей части так и не рассчитавшись за своих клиентов.

Член Объединения экономистов 2010 Ояр Кехрис (в 1994 году он был председателем Бюджетной комиссии Сейма): "В то время была большая дискуссия на тему как использовать эти кредиты — на госпроекты по развитию инфраструктуры или раздавать под частные проекты. Возобладала вторая точка зрения — отдать частным фирмам под разные проекты. Второй (и не менее интересной) частью дискуссии был спор относительно размера процентных ставок, по которым надо было давать кредиты конечным их пользователям. Мнение, что надо давать кредиты по рыночным ставкам (которые тогда были на уровне 50-60 процентов годовых), было отвергнуто. На том основании, что невозможно возвратить кредит, полученный даже под 30-40 процентов. Признали нормальным уровень в 15 процентов. Понятно, что при таких кредитных ставках (нормальных для цивилизованного мира, но для Латвии тогда абсолютно нерыночных и очень низких) борьба за кредиты была очень острой.

То, что были и успешные проекты, и совсем наоборот, — вполне естественно. Но в целом очень хорошо, что кредиты были — они дали деньги для латвийской экономики. Кто-то ведь вырос на них. Положительным можно считать и то, что на их базе в определенной степени развилась инфраструктура, особенно портовая, транзит, финансовый сектор".

Точка невозврата

немного было пострадавших
В связи с нарушениями при использовании кредитов G-24 Генпрокуратура ЛР возбудила 15 уголовных дел, 7 из которых были переданы в суд. Серьезным наказанием закончилось фактически одно — Н. Островский (индивидуальное предприятие И. Лейите) был приговорен к лишению свободы на 7 лет (по амнистии срок был уменьшен до 3,5 лет).
Однако, несмотря на массу условий, приоритетов и критериев, в числе получателей кредитов оказалось много фирм, не возвративших деньги. На престиже латвийского государства это, правда, никак не отразилось. У кредиторов G-24 деньги брала Латвия, и она же должна была расплачиваться по долгам. Это, кстати, уже произошло: на начало этого года страна полностью рассчиталась за европейскую помощь 10-летней давности. И, между прочим, из взятых по линии G-24 73,4 млн. долларов Латвии, а точнее — ее налогоплательщикам, пришлось вернуть 18,9 млн. долларов вместо обанкротившихся банков-гарантов и их неплатежеспособных клиентов.

Кредиты обанкротившихся банков-гарантов, которые получили название "транзитных", ушли к их более успешным собратьям — Рarekss banka и Baltijas Tranz­tu banka. Первому в результате конкурса достались ссуды Banka Baltija, Olimpija и Latvijas Depoz­tu banka, второму — Alejas komercbanka и Talsu komercbanka. Правда, с Banka Baltija пришлось повозиться. Его заграничный администратор Дэвид Берри был достаточно крут, чтобы просто так что-то отдать. Тем более что практически все поступавшие на счет Banka Baltija средства шли на содержание его и его аппарата. Так что сначала был суд, судебные исполнители, и только тогда право на получение денег перешло к Parekss banka.

Теоретически Parekss banka и Baltijas Tranz­tu banka занялись сбором долгов небескорыстно: их интерес был определен в 1% от суммы кредита за его обслуживание и в 5% от взысканной суммы. Практически им достались в основном безнадежные кредиты. Которые банки теперь с удовольствием бы вернули обратно государству. На 31 марта этого года невозвращенный долг пользователей кредитов G-24 составил 8,9 млн. латов. И, по всем оценкам, такой эта сумма уже и останется.

Деньги, полезные во всех отношениях

точность — 74%
Из всех полученных средств по линиям G-24 и МВФ к 1 апреля 1997 года конечным пользователям было выдано кредитов на сумму 114,2 млн. долларов, или 66,3 млн. латов. Из кредитов G-24 только 74% средств было возвращено заемщиками, за остальных 26% с иностранными кредиторами все эти годы расплачивались латвийские налогоплательщики.
Тем не менее и тогдашние, и нынешние чиновники убеждены, что кредиты G-24 сыграли свою положительную роль в развитии латвийской экономики. Причем помощь получили не только частные предприятия. Более 8 млн. латов было вложено в государственные инвестиционные проекты. Такие, как, например, в перенятие долгов Latvijas Gўze — 7 миллионов (их оплату осуществляли должники Latvijas Gўze) или около 1,2 миллионов — в реконструкцию Латвийской Национальной оперы.

Или вот еще один памятник кредитам G-24 — здание на ул. Бривибас, 55 в Риге. Вскоре после создания Латвийское агентство развития получило по этой линии 1,2 млн. долларов, которые были вложены в реконструкцию этого дома. Планировалось, что именно в нем будет штаб-квартира агентства. Но после того, как ремонт был завершен, Министерство экономики Латвии распорядилось по-другому — и само заняло свежеотделанные помещения. Агентство развития отправили обживать офис на ул. Персес, 2. Выделенных кредитных денег хватило и на то, чтобы сделать там ремонт, чуть поскромнее, правда.

Впрочем, в некоторых случаях кредиты G-24 пускались, действительно, на нужды экономики. Скажем, в апреле 1993 года R­gas piena kombinўts (RPK) получил 840 тыс. долларов. Гендиректор предприятия Янис Скварнович рассказал Kb: "RPK — предприятие, своевременно определившее стратегически важные секторы работы и, в отличие от других предприятий, уже в начале 90-х годов прошлого века инвестировавшее средства в свое развитие. В то время приоритетом RPK была разработка новых продуктов и рост объемов производства. Потому кредит G-24 был направлен как на модернизацию, так и в помощь молокопроизводителям.

Этот кредит стал только частью большой программы инвестиций объемом более 12 миллионов евро". 5 млн. долларов в 1994 году получило Latvenergo. По словам руководителя отдела коммуникаций предприятия Андриса Сиксниса, в течение нескольких лет эти средства были использованы на хозяйственные нужды филиалов Latvenergo, в основном — Управления термофикации, на базе которого в дальнейшем был создан R­gas Siltums.

Очень долгая расплата

А что до неплательщиков, то их судьба сложилась по-разному. Много громких и не очень имен еще долго после прекращения финансирования звучало в прессе. Если к кому-то и адресуeтся цитата классика "иных уж нет, и те далече", так это к дебиторам G-24.

В связи с невозвратом и присвоением кредитов G-24 было возбуждено несколько уголовных дел. Самым урожайным на них был 1994 год. Например, уголовное дело о присвоении индивидуальным предприятием И.Лейите 500 тыс. долларов мошенническим путем. Кредит был получен полномочным лицом предприятия Н.Островским, против которого было возбуждено уголовное дело в соответствии с частью третьей статьи 142 Криминального кодекса Латвии. По статье 144 Криминального кодекса Латвии было возбуждено уголовное дело против О.Кочана, Б.Карпичкова и В.Гойло, которых Прокуратура ЛР обвинила в присвоении кредита в 500 тыс. долларов, полученного земледельческим хозяйством Z­l­te.

В том же году возбуждено уголовное дело о присвоении кредита, полученного фирмой Krogzemji. Банку Латвии кредит вернул Lainbanka, акционеры которого были основателями данной компании.

В 1996 году возбуждено уголовное дело о присвоении кредита в 2,5 млн. долларов фирмой Kompanija Alda.

Но, в основном, дела эти длились долго и очень редко оканчивались каким-нибудь наказанием. Случай с получившим два года лишения свободы владельцем индивидуального предприятия Gustavs И.Синкевичным, которому инкриминировалось присвоение кредита в 200 тыс. долларов, — скорее, исключение, чем правило.

Из отчета Baltijas Tranz­tu banka Госкассе Министерства финансов. 22 мая 2002 года

Кредиты, перенятые от ликвидированного Alejas komercbanka:

1. Возвращение долга невозможно, так как предприятия ликвидированы и исключены из Регистра предприятий: Nagli — кредит МВФ 200 тыс. долларов, Housebuiling — шведский кредит 183 тыс. долларов, Balt-River — кредит МВФ 191 тыс. долларов, Raipole — кредит МВФ 100 тыс. долларов.

2. Возвращение долга невозможно, так как предприятия находятся в процедуре банкротства: Satio — кредит МВФ 730 тыс. долларов, Magister International — кредит МВФ (остаток 253 тыс. долларов), Dilar — кредит МВФ 500 тыс. долларов, Latgales Apīiņi — шведский кредит 200 тыс. долларов.

3. Возвращение долга невозможно из-за недостаточности имущества предприятия, так как его работа остановлена: Inverta Holding — шведский кредит (остаток 149 тыс. долларов), Latinkom — шведский кредит (остаток 126 тыс. долларов).

4. Получено решение суда на возврат долга: Rumba — кредит МВФ 200 тыс. долларов.

5. Долг предприятия постепенно выплачивается: Orion — кредит МВФ 380 тыс. долларов. Выплаты от доходов с аренды полученных от неплатежеспособного предприятия помещений: 16.12.1999 — 4569 долларов, 04.04.2000 — 16472 долларов, 14.06.2000 — 4950 долларов, 08.11.2000 — 5589 долларов, 13.08.2001 — 4714 долларов, 11.03.2002 — 4655 долларов.

6. Кредитное дело передано в Министерство финансов: Antaris — кредит МВФ (остаток по данным БЛ — 148 тыс. долларов, по данным Antaris — 79 тыс. долларов).

Кредиты, перенятые от ликвидированного Talsu komercbanka:

1. Возвращение долга невозможно, так как предприятия находятся в процедуре банкротства: Okte — остаток 107 тыс. долларов, Ozols — 80 тыс. долларов, Tunelis — 80 тыс. долларов.

2. Предприятие признано неплатежеспособным: Kalēji — остаток 107 тыс. долларов.

3. Подготовлен иск в суд о признании предприятия неплатежеспособным: Macas — остаток 44 тыс. долларов.

4. Получено решение суда на возврат долга: Zilmeži — остаток 6 тыс. долларов.

5. Кредитное дело передано в Министерство финансов: H-G — остаток 95 тыс. долларов.

Из отчета Parekss banka Госкассе Министерства финансов 24 мая 2002 года

От ликвидированных банков Olimpija, Baltija и Depozītu Banka Parekss banka перенял обслуживание 25 транзитных кредитов. За все время обслуживания этих транзитных кредитов было взыскано 1 600 839 долларов и 58 992 лата, из которых Министерству финансов ЛР перечислено 1 522 849 долларов и 56 346 латов.

Кредиты условно можно разделить на следующие группы.

1. Семеро из должников — Dzirnavnieks, Arra, Faber, RBS-TV, Aldona, Master Riga Cooperation, Daims — были признаны неплатежеспособными и банкротами или до передачи дел Parekss banka или во время обслуживания. По нашей оценке, возможность оплаты упомянутых в этом пункте кредитов 0%.

2. Четыре из кредитов — Aleta, Kapar, Kletnieks, Mita — взыскание было обращено на имущество, которое реализовано, но полностью кредиты не возвращены, и другого имущества, на которое можно обратить взыскание, нет. Наша оценка дальнейших возможностей взыскания — 0%.

3. В соответствии с фактами получения кредита компанией Alda заведено уголовное дело, расследование которого пока не закончено.

4. Три должника — AuMet (Министерство финансов 28.12.2001 года заключило соглашение с городской думой Балвы об оплате долга AuMet в 245 140,94 лата до 01.03.2005 г.), Lauksaimnieks, Rīta zvaigzne — не имеют имущества, на которое можно обратить взыскание. Возможность взыскания — 0%.

5. По делу Rekos контора судебных исполнителей сообщила о невозможности взыскания.


Владимир ГОЛОВАНОВ


http://www.salnas.org/index.php?option=com_content&task=view&id=10&Itemid=6
 

Все фотографии и материалы получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав они будут убраны после получения соответсвующей просьбы. Информация и изображения представлены как познавательный материал.
Права на ретранслированные материалы принадлежат первоисточникам
©Copyright latkrim.sitecity.ru- All Rights Reserved